Как укротить дрейссену?

Кстати,  а вы знаете, что за зверь такой эта дрейссена и с чем, как говорится, его едят? Речь идет о полосатом двустворчатом моллюске, размером чуть меньше 3-х сантиметров, которого наверняка хоть раз в жизни вы видели или же в качестве трофея доставали со дна озера. Почему, спросите вы, этого моллюска надо непременно укрощать? Несмотря на свои малые размеры и, казалось бы, безобидность, на самом деле дрейссена за последние десятилетия стала очень большой проблемой целого… Северного полушария: поселяясь в гидротехнических сооружениях, дрейссена нарушает их нормальную работу.

Нет, проблемы она создавала людям и раньше, история знает примеры, относящиеся еще к середине позапрошлого века, но тогда, как известно, не было таких больших, как сейчас, гидротехнических сооружений. В восьмидесятые годы прошлого века по вине нашей героини – дрейссены – в США и Канаде серьезные убытки потерпели сразу несколько энергетических компаний. И тогда этой проблемой пришлось заняться всерьез. Настолько, что  даже природоохранное законодательство в районе Великих американских озер было изменено и создана огромная программа, к реализации которой привлекли ученых со всего мира.

Конечно, не такая по масштабам, но отдельная программа, в центре внимания которой находится все та же дрейссена, есть и на КАЭС, поскольку в озерах-охладителях этот моллюск тоже широко распространен и является одним их наиболее массовых видов животных. Она так и называется: «Долгосрочная программа предупреждения развития биологического обрастания на оборудовании систем технического водоснабжения и снижения численности популяций двустворчатого моллюска дрейссены в озерах-охладителях Калининской атомной станции». Создана она была три года назад, к ее реализации приступил НПО «Поток» из Санкт-Петербурга, являющийся, кстати, по заказу КАЭС, автором вышеуказанной программы, который в свою очередь привлек к решению названных выше задач известного специалиста по дрейссене, – Марину Ивановну Орлову, кандидата биологических наук, сотрудника Зоологического института РАН. Об этом моллюске Марина Ивановна знает очень и очень многое, с мировым опытом знакома не понаслышке. Она, к примеру, неоднократно работала в районе Великих американских озер, но…

- Каждая ситуация – очень конкретна, - считает Орлова, – На КАЭС очень много ограничений в применении тех схем, которые имели большой успех в Америке.

Занимаясь проблемой, американские ученые, например, протестировали огромное количество биоцидов природного и синтетического происхождения, попытались оптимизировать хлорирование и бромирование. Все эти способы в той или иной степени были использованы там, и позволили свести проблему к приемлемому минимуму. Однако взять и слепо перенести этот опыт в Удомлю даже чисто теоретически невозможно. Какой разговор может идти, например, о постоянном применении хлорирования и других реагентов, образующих долгоживущие токсичные продукты распада, если озера Песьво и Удомля – не просто природные охладители станции, но и  выполняют рыбохозяйственные функции? В середине июля, кстати сказать, для пополнения запаса рыб было запущено около двух тонн молоди пестрого толстолоба, а в сентябре планируется запустить еще не менее семи тонн.

Следует заметить, что для самих озер – дрейссена не враг, а совсем наоборот. Для эвтрофицированных водоемов с тепловой нагрузкой, к которым относятся и Песьво и Удомля, этот моллюск является дополнительным фильтратором способствующим самоочищению воды. А помимо того – дрейссена отличный корм для плотвы и некоторых других видов рыб. Поэтому для решения главной проблемы – предупреждения обрастания оборудования систем технического водоснабжения станции моллюском, необходимо найти такой способ, который бы не ухудшил современного состояния.

- На наш взгляд, - рассказывает Марина Ивановна Орлова, - да и не только на наш – весь мировой опыт свидетельствует о том, что начинать работу надо с водоподводного канала. Здесь имеет смысл ограничивать численность дрейссены теми способами, которые позволяет использовать данный гидротехнический объект. И уже в пределах его, ориентируясь на те возможности и те ограничения, которые представляют водоемы-охладители и конструкции станции вести предупредительные мероприятия.

Но прежде – Марина Ивановна подчеркнула это особенно в нашем разговоре – мониторинг, мониторинг и еще раз мониторинг!.. Надо знать, что дрейссена делает в водоеме? Каков ее цикл развития? Где наиболее уязвимые места на станции? Для этого НПО «Поток» предложило использовать специально разработанные гидробоксы, которые уже привезены в Удомлю. И со следующего года начнется мониторинг не только на водоеме, но и на самой станции. Это позволит на первом этапе оценить проблему и понять: что делать с дрейссеной в конкретных условиях единой системы «озера-сервисное водоснабжение»? Ведь важно не просто выбрать нужные методы защиты от попадания ее на станцию, но, зная динамику: когда дрейссена попадает на станцию и в какой стадии развития (личинки, к примеру, более уязвимы), можно провести мероприятия с минимальными затратами и риском для окружающей среды и наибольшим эффектом. Какими будут эти мероприятия? Говорить пока рано, поскольку проект – в самом начале реализации. Выбор есть и он, безусловно, будет сделан в пользу экологии, в пользу озер – Удомли и Песьво, которые выполняя роль природных охладителей станции будут продолжать кормить удомельцев рыбой.

Программа, о которой я только что рассказала читателям газеты, это пилотный проект, который реализуется пока только на КАЭС, хотя дрейссена стала большой проблемой и для многих других атомных станций концерна. Успешный поиск подходов в организации гидробиологического мониторинга для разработки и внедрения стратегий предупреждения биопомех на техническом оборудовании систем технического водоснабжения, вызванных дрейссеной на Калининской атомной станции, может стать решением общеотраслевой проблемы.

Тамара Водичева